Разделы:

 

Комплекс информации о социальной защите, социальном страховании; системе социальных гарантий; пенсионном обеспечении; здравоохранении; трудовых отношениях; льготах и выплатах; социальной защите малоимущих слоев населения; общего и профессионального образования, государственной молодежной политики.


История тринадцатая. Перинатальные потери (2)

История родов – проект, где пациенты 10 Родильного дома сами рассказывают о своем сложном пути к счастью материнства. А доктора 10 Родильного дома идут с ними рядом.

Лада Анатольевна Иванова, главный врач Родильного дома №10, автор и ведущая проекта «История родов» (Л.И.): Сегодня продолжим тему «Перинатальные потери» историей нашей героини Натальи. Был момент, когда она оказалась в тяжелом эмоциональном и физическом состоянии.
Наталья (Н.): Моя первая беременность закончилась рождением девочки Нелли. А вот вторая беременность была неудачной. В 32 недели плод замер, и я родила мертвого ребенка. Плакала, конечно, очень переживала.
Л.И.: Вы не ожидали этого?
Н.: Нет, хотя беременность протекала плохо и были очень плохие анализы. Повышенный белок. Но врачи на это не обратили внимание, предложили мне сесть на диету и больше ничего не делалось, чтобы предотвратить потерю.
Л.И.: Вам сказали, что случилось такое несчастье и, естественно, на таком сроке беременности это могли быть только искусственные роды. Сколько времени Вы приходили в себя?
Н.: Я очень тяжело в себя приходила. Года три понадобилось. Посчастливилось, в 2015 году снова забеременела. Но вновь потеряла ребенка уже на сроке в 10 недель. Тогда я уже отчаялась, и мы больше даже не пытались.
Л.И.: То есть Вы себе сказали: «Хватит. Пошли неудачи. Что-то со мной не так». Что же произошло потом, что Ваше мнение изменилось?
Н.: Произошло всё случайно. Наступила беременность.
Л.И.: Вы уже понимали, что нельзя пускать на самотек.
Н.: Да, и я узнала о том, что есть такой 10 Роддом, где занимаются перинатальными потерями. И уже не сомневалась. Шла туда на специализированный прием к Евгению Сергеевичу Михайлину.
Л.И.: Евгений Сергеевич, много приходит таких женщин?
Евгений Сергеевич Михайлин, врач акушер-гинеколог высшей категории, кандидат медицинских наук (Е.М.): С тех пор как в 2016 году у нас организовался специализированный прием по перинатальным потерям, количество таких пациенток существенно увеличилось. Бывают девушки, у которых на ранних сроках замирали беременности, бывают такие, как Наташа, у которых возникала антенатальная гибель плода. Часто приходят в случае, когда ребенок родился недоношенным и умер вскоре после родов, или родился доношенным, но в результате каких-то проблем в родах ребенок погиб.
Есть специализированное обследование, которым мы занимаемся. Зачастую возможно установить причину случившегося и исключить ее. А если нет, то есть направления терапии, которые известны. Поэтому я всем людям, которые перенесли подобную ситуацию, советую не жить отчаянием, а приходить. Будем разбираться. Работает психолог, работаем мы – специалисты в области перинатальных потерь. Мы подведем к следующей беременности и когда она наступит, мы дальше будем ее вести. Как у Наташи и получилось.
Л.И.: Но ведь женщины, которые приходят на Ваш специализированный прием – это не простой контингент. Наверно, на них уходит гораздо больше времени, чем на других? Потому что никуда мы не денем эмоциональный фактор, тяжелое психологическое состояние, неверие в себя и в медицину.
Е.М.: Да, конечно это так. Поэтому мы всегда всем им советуем посмотреть в интернете, почитать, кто мы такие, чем занимаемся, какие есть результаты. Чтобы люди нам доверяли.
Прием длится долго. Всегда просим, чтобы на первичную консультацию подобных пациенток записывали в конец приема, чтобы уделить им не стандартные 20-30 минут, а столько времени, сколько нужно. И дальше мы с ними идем, что называется, рука об руку.
Л.И.: Наталья рожала путем операции кесарева сечения (КС) в связи с аномалией развития матки и тазового предлежания плода. Оперировал ее Александр Николаевич Коновалов, заведующий Родильным отделением 10 Родильного дома (А.К.).
А.К.: Другого выбора, кроме как КС, в случае Натальи, быть не могло. Операция была проведена. К счастью, ребенок жив, здоров, всё хорошо и все счастливы. Это самое главное.
Л.И.: Александр Николаевич как врач, оперировавший Наталью, скажите пожалуйста, сможет ли она родить еще раз?
А.К.: Конечно. Сможет выносить и родить, причем, думаю, еще не один раз, если она этого захочет.
Л.И.: Наташа, а к Вам такой вопрос, когда Вы почувствовали, что полюбили свою первую девочку?
Н.: Полюбила уже будучи беременной. И когда увидела – это непередаваемые эмоции, ощущения.
Л.И.: Она Вам досталась просто. А вот Ваш второй малыш достался очень трудно, через тяжелые жизненные испытания. Когда Вы его полюбили?
Н.: Мы его любили уже когда узнали, что беременны. Это, наверно, немножечко другие чувства и эмоции, но старшую дочь любим ничуть не меньше.
Л.И.: Александр Николаевич, сложная история Натальи с хорошим концом. Но через Вас проходит огромное число подобных пациенток. Отличаются ли эмоционально женщины с перинатальными потерями (так мы называем пациенток, которые в прошлом потеряли ребенка во время беременности либо в родах) от обычных женщин?
А.К.: Действительно, эти пациентки отличаются от других. У них настолько выражена эмоциональная лабильность, что они очень переживают. Причем, переживают не только они, но и семья, конечно, муж, если есть к этому моменту детки, то и они входят в это состояние. Поэтому с такими пациентами очень тяжело работать.
Л.И.: Но есть и особые медицинские аспекты родоразрешения этих пациенток. Например, Наталья. Беда случилась в прошлой беременности в 32 недели.
А.К.: Вы абсолютно правы. Если у пациента случается такая беда как антенатальная гибель плода, не важно на каком сроке, то этот срок является пограничной зоной, то есть критическим сроком, когда и пациентка безумно нервничает, но и мы врачи очень за нее переживаем. Поэтому всегда таких пациентов в их «критический период» укладываем к нам в дородовое отделение для наблюдения. Там ежедневно идет запись КТГ, то есть мы можем оценить состояние плода внутриутробно, допплерометрию проводим и все необходимые исследования.
Л.И.: Хорошо. Миновал критический срок беременности, как мы подойдем к следующему этапу – когда будем родоразрешать этих женщин?
А.К.: Всё решается индивидуально. В идеале необходимо доносить до доношенного срока. Он начинается с 37-38 недель. Если нам удалось до него доносить и родоразрешиться только путем операции кесарева сечения, мы считаем это победой.
Л.И.: То есть мы не заставляем этих пациенток ходить до 40-41 недели и более того, настраиваем их на то, что делать этого не надо. Доносили до доношенного срока и беременность заканчиваем.
А как часто они просят сделать операцию кесарева сечения?

А.К.: Практически всегда способом родоразрешения в таком случае является операция кесарева сечения. Потому, что даже в официальных протоколах это является показанием для КС.
Резюмируя нашу беседу, хочется сказать женщинам, что к огромному сожалению, такое может случиться с каждой. Но отчаиваться нельзя. Надо приходить, вместе с врачами решать эти проблемы и идти вперед, чтобы в итоге получить счастливую беременность и хорошие, благополучные роды.
Наши партнеры:

 

  

 
   
Городская Страховая Медицинская Компания
 
 
    

  
  Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Заявки на  электронную подписку отправляйте по адресу glavred@socpolit.ru