Разделы:

 

Комплекс информации о социальной защите, социальном страховании; системе социальных гарантий; пенсионном обеспечении; здравоохранении; трудовых отношениях; льготах и выплатах; социальной защите малоимущих слоев населения; общего и профессионального образования, государственной молодежной политики.


ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. ГЛОСС

«История родов» – программа, в которой пациенты сами рассказывают свои удивительные истории на пути к счастью материнства, а врачи 10 Родильного дома идут по этому пути вместе с ними. На этот раз в гостях у автора и ведущей программы главного врача десятого роддома Лады Анатольевны Ивановой Анастасия. Ей 29 лет. Старшему малышу 9,5 месяцев и она ждет второго ребенка. К сожалению, с первенцем Анастасии сложилась непростая ситуация.

Анастасия (А.): Вначале все было хорошо. Беременность ходила хорошо, без проблем, чувствовала себя прекрасно, вовремя делала все исследования, скрининги, сдавала анализы, следила за питанием и всем остальным, но в 32 недели у меня случилось обострение с почкой и когда лечили, обнаружили серьезный порок у малыша.
Лада Иванова (Л.И.): Это был порок сердца. Так называемый ГЛОСС – один из самых серьезных пороков, потому что страдают левые отделы сердца, которые ответственны за кровоснабжение практически всего организма. И когда ставят порок левых отделов сердца, врачи сразу говорят, что прогноз у ребенка сомнительный.
А.: В нашей стране и вообще в мире этот порок считается очень тяжелым с маленьким процентом выживаемости, но шансы есть. У нас прекрасные доктора и они нам эти шансы дали.
Л.И.: Когда Вы узнали об этом – крайне поздно в 32 недели, что Вы испытали с мужем? Что почувствовали?
А.: Шок, страх, непонимание – это первое.  Ощущение, что мир и все вокруг рушится. Впереди нет будущего и неизвестно, что будет дальше. Благо сейчас есть информация и так сложилось, что жизнь привела меня в нужные руки, к нужным специалистам и я своему малышу дала все шансы на то, чтобы его спасли.
Л.И.: Но Вас предупредили о том, что не только выжить надо. Важно, чтобы малыш еще перенес не одну, а ряд серьезных операций на сердце. Вы об этом знали?
А.: Да, операции самые сложные из всех возможных, но в больнице, где мы оперировались – первой детской городской – лучшие в России хирурги. Ответственно это заявляю, изучив вопрос досконально. На данный момент абсолютно им доверяю.
Л.И.: Сколько операций уже перенес Ваш малыш?
А.: На данный момент у него было 3 очень серьезные операции на открытом сердце. Но все этапы, необходимые к этому возрасту, пройдены. Также была выявлена дополнительная патология на голове и ее тоже прооперировали. В общей сложности было 4 операции. Из 9 месяцев своей жизни малыш 2,5 – 3 месяца провел в больнице.
Л.И.: Все-таки мы должны говорить, что это большое мужество родителей, прежде всего. Врачей – понятно, но врачи выполняют свою работу, а мужество родителей принимать это, пройти этот путь с малышом, не упасть духом и дать ребеночку жизнь. Вы ее даете своему сыну уже второй раз получается, проходя с ним эти сложные этапы. Что еще предстоит маленькому?
А.: На данном этапе нас отпустили. Сейчас проводятся лишь контрольные исследования для проверки, в возрасте 2-3 лет планируется еще одна операция. Там всё зависит исключительно от того, как ребенок будет развиваться, набирать вес – то есть должны совпасть определенные параметры. И уже исходя из них, будет принято решение об операции. Но она обязательно будет, и в принципе, как показывает практика, после нее люди живут долго и счастливо. Надеюсь, это как раз наш случай.
Л.И.: Я думаю, что с таким оптимизмом, с такой верой и такими силами как у Вас, всё так и будет.
О том, как проходили роды у Анастасии рассказал врач 10 роддома Илья Игоревич Зграблев.
И.З.: Учитывая, что прогноз исхода родов был сомнительный, роды проходили для нас достаточно сложно психологически. Но мы с Настей работали и верили в лучший результат.
Л.И.: Анастасия, хочу задать Вам наш коронный вопрос, когда Вы полюбили сына?
А.: Наверное, как только узнала, что беременна. Тут без вариантов.
Л.И.: У нашей героини Анастасии все закончилось хорошо, но порок развития, аномалия развития или как сейчас правильно говорить – особенность развития ее ребеночка на самом деле, диагноз очень сложный. Продолжим беседу о нем с врачом-неонатологом, заведующей отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных детей Каплиной Ириной Александровной. Ирина Александровна принимает в свои руки самых сложных малышей. Деток глубоко недоношенных, с особенностями развития.
Ирина Каплина (И.К.): ГЛОСС – это синдром гипоплазии левых отделов сердца, к сожалению, является одним из 5 наиболее сложных пороков сердца. Гипоплазия – это уменьшение в размерах, то есть левый желудочек, который у нас самый основной, практически не развит. А это тот желудочек сердца, который дает кровь во все органы и системы организма.
Кроме того, не развит вход в этот желудочек – то есть митральный клапан и выход из него. К сожалению, еще совсем недавно эти дети были абсолютно инкурабельны и погибали в течение первых недель жизни. Сегодня ситуация изменилась. Инновации в медицине позволяют этих детей оперировать и давать им жизнь, а многие из них в итоге ведут абсолютно полноценный образ жизни.
К сожалению, истинных причин пороков мы выявить не можем. Безусловно, большое значение имеет здоровый образ жизни. Потому что у женщины, ведущей полноценный образ жизни гораздо меньшая предрасположенность к аномалиям развития.
Плюс еще и в том, что сейчас выявить эту аномалию развития можно уже внутриутробно.
Л.И.: То есть раньше, женщина носила беременность и даже не знала о проблеме. Ребенок рождался, умирал, а причина его гибели выяснялась уже посмертно. Это трагедия.
И.К.: Да, но сейчас уже во втором триместре беременности, когда идет закладка сердечно-сосудистой системы, можно выявить порок развития. Идет совместная работа женщины с доктором-кардиологом, доктором-неонатологом, который видит ребенка сразу после рождения. Четко отработана тактика ведения этих детей. Эти детки достаточно быстро стабилизируются, направляются в кардиохирургический стационар, где им оказывается помощь в первые сутки жизни.
Л.И.: Я правильно понимаю, что несмотря на это, когда женщине сообщают о наличии такого серьезного порока сердца, она может прервать беременность?
И.К.: Да, безусловно. Решение принимает непосредственно сама женщина.
Л.И.: По Вашему опыту, ведь много таких детишек проходит через Ваши руки, как часто женщины стали принимать решение в пользу того чтобы дать шанс и подарить жизнь такому ребенку?
И.К.:  Как правило 99% женщин идут на то, чтобы пролонгировать беременность, вынашивать такого малыша и в дальнейшем проходить весь трудный путь поэтапного лечения этого порока.
Л.И.: Ирина Александровна, а как эти женщины должны родоразрешаться? Путем операции кесарева сечения?
И.К.: Это не обязательно кесарево сечение (КС). Здесь всё зависит от акушерской ситуации. Если она позволяет, то эти дети могут рождаться и естественным путем. Сам порок сердца не является показанием к КС.
Главное, что мне хочется сказать тем, кто попал в такую ситуацию – не надо впадать в панику. Нужно взаимодействовать с доктором и проводить все дополнительные исследования, которые рекомендует врач. Очень важно постоянно находиться рядом с ребенком. Вы должны постоянно говорить ему о том, какой он сильный, что скоро он пойдет на поправку и пойдет домой. Ваш ребенок слышит Вас и очень скоро это принесет свои результаты.
Наши партнеры:

 

  

 
   
Городская Страховая Медицинская Компания
 
 
    

  
  Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Заявки на  электронную подписку отправляйте по адресу glavred@socpolit.ru