Разделы:

 

Комплекс информации о социальной защите, социальном страховании; системе социальных гарантий; пенсионном обеспечении; здравоохранении; трудовых отношениях; льготах и выплатах; социальной защите малоимущих слоев населения; общего и профессионального образования, государственной молодежной политики.


Почему судмедэксперты так любят жизнь?

Мы продолжаем знакомить наших читателей с основами медицинской грамоты. Сегодня у нас в гостях не совсем обычный медик. Юрий Александрович Молин, профессор кафедры судебной медицины Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И Мечникова.

Мы все – врачи со специальным образованием
– Юрий Александрович! К области судебно-медицинской экспертизы относятся убийства, самоубийства, несчастные случаи; подозрительные на насилие, так называемые скоропостижные смерти. Почему ваша служба относится к системе здравоохранения, а не к МВД или прокуратуре?
– С 1917 года судебно-медицинская экспертиза является частью здравоохранения. По-видимому, таким образом, избегается возможное давление на нас. Мы все – врачи, прошедшие специальную подготовку: интернатуру, ординатуру или аспирантуру.
– Вы являетесь профессором Северо-Западного Медицинского университета имени И.И. Мечникова. Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашей кафедре.
– Кафедра судебной медицины в нашем вузе (тогда он назывался Психоневрологическим институтом) организована в 1915 году известным патологом С.П. Шуениновым. В период блокады Ленинграда она была единственной в городе кафедрой судебной медицины, на которой под руководством профессора В.Н. Розанова проводилось обучение студентов, велась подготовка врачей-экспертов, выполнялись практические исследования. Яркий след в истории кафедры оставили заслуженные деятели науки профессора Ф.Я. Чистович и М.И. Райский. Нынешние преподаватели кафедры, а также сотни судебно-медицинских экспертов, успешно работающих в разных регионах страны и за рубежом, являются учениками профессоров Н.М. Дементьевой (зав. кафедрой в 1960-1981г.г.) и А.А. Матышева (зав. кафедрой в 1981-1996г.г.).
Высочайшего уровня профессионалы, яркие личности, сердечные, светлые люди. Как же мы все им благодарны! С 1997г. кафедрой заведует Е.С. Мишин, крупный ученый, создатель музея кафедры, ставшего Центром танатологии, инициативный организатор, главный внештатный судебно-медицинский эксперт в СЗФО.
Я сам связан с кафедрой с 1971 года, когда студентом пришел в кружок СНО. Здесь защищены кандидатская и докторская диссертации (без отрыва от «судебно-медицинского производства»), а последние 20 лет я являюсь профессором – совместителем в своей дорогой Alma Mater.
– Почему люди становятся судмедэкспертами?
– Трудно сказать. Меня родители видели историком. А в медицину я пришел, наверное, из чувства сострадания. В моей семье всегда было много болеющих. В институте перебрал массу кружков, пробовал себя и в терапии, будучи студентом, вне учебы подрабатывал медбратом. Потом увлекся патанатомией, где мне привили навыки работы в морге, научили видеть истину, которая часто открывается только на секционном столе. В конечном итоге я выбрал судебную медицину и ни разу за 40 лет не пожалел о своем выборе.

Как предупредить врачебную ошибку
– Сегодня в СМИ много рассказывается о врачебных ошибках. Причем, порой,  медиков обвиняют и незаслуженно. Ведь сегодня многие люди очень верят в медицину и думают, что врачи способны спасти человека в любом состоянии. А если он умирает, значит, врачи что-то проглядели.
– В последние годы, с моей точки зрения, неправомерно, отмечается рост числа, так называемых, «врачебных дел». В подавляющем большинстве случаев уголовных дел экспертные комиссии с участием ведущих клиницистов не находят прямой причинной связи между дефектами медпомощи (а они встречаются достаточно часто и не всегда зависят от системы здравоохранения), и наступлением смерти.
– Как избежать жалоб родственников?
– Основы врачебной деонтологии, правильности и полноты заполнения меддокументов, юридическое значение карт амбулаторного и стационарного больного внушаются будущим врачам со студенческой скамьи. К сожалению, неосторожные реплики в беседах с пациентами или их родственниками, частные ошибки или неполнота медкарт – даже при правильном лечении – часто обнаруживаются при следственных проверках по «врачебным делам», служат своеобразным «спусковым крючком» к жалобам больного и его родственников. Кстати, их фигурантами могут быть и лица среднего медперсонала.
– А если пациент попал в больницу после ДТП, что делать?
– Еще один устранимый источник жалоб к здравоохранению. Относится он к случаям ДТП. Потерпевшие с повреждениями, даже поверхностными, не обращаются сразу же в травматологические пункты, а спешат получить направление в полиции на судебно-медицинское обследование. Находясь в состоянии аффекта, люди не могут объективно оценить свое состояние, уходит драгоценное время, а при обращении к травматологу через несколько дней выявляются сотрясения и ушибы головного мозга, переломы костей… Выздоровление нередко протекает длительно, оставляя осложнения. А виноватыми в такой ситуации оказываются … врачи!

Куда обращаться с претензиями
– Если сам пациент или его родственники считают, что проведенное лечение привело к несчастным последствиям для здоровья, целесообразно, в первую очередь, до правоохранительных органов, обратиться с аргументированным письмом в региональные Комитеты (Департаменты) здравоохранения. В их в структуре существуют специальные отделы контроля качества, где работают высококвалифицированные специалисты, которые, после проведения служебной проверки, дадут объективный аргументированный ответ заявителю.
Руководители здравоохранения  сами заинтересованы в своевременном выявлении недочетов и ошибок в деятельности подчиненных им учреждений. Если ответ не удовлетворил заявителя – его право обратиться в правоохранительные органы. Только они имеют право назначения государственным экспертным учреждениям экспертизы оказания медицинской помощи.
Иногда и начинающие юристы, и врачи обращаются к нам с просьбой о проведении судебно-психиатрических экспертиз (например, с вопросами о дееспособности при составлении завещания, вменяемости в момент правонарушения и т.д.). Для решения этих вопросов в отрасли здравоохранения существует сеть отдельных судебно-психиатрических подразделений, чаще всего на базе региональных психоневрологических учреждений.
– И еще одно «поветрие». Распространенной «народной забавой» стало определение отцовства. На каждой второй телепередаче рассматривается тест ДНК. Насколько он точен и надежен?
– К сожалению, с каждым годом нарастает число исследований по, так называемому, спорному отцовству и даже материнству. Решаются они в молекулярно-генетических отделениях БСМЭ на договорной основе – направления правоохранительных органов для этого не нужно. Степень точности определения (исключения) предполагаемого отца (матери) очень высока и приближается к 100%, что объясняется внедрением в нашей стране новейших методов исследования на мировом уровне.
– Генетическая экспертиза играет большую роль и в сугубо криминальных делах. Ведь, до этой экспертизы некоторых людей могли ошибочно обвинить в преступлении…
– Были такие примеры и в моей практике. Несколько лет тому назад был задержан человек, которому вменялось совершение изнасилования с последующим убийством. В теле жертвы, естественно, осталась сперма, прошу прощения за такие детали. Сперма была отправлена в наше молекулярно-генетическое отделение. Здесь проводят идентификацию объектов, происходящих от человека, устанавливают их происхождение с точностью свыше 99,99 процента. Генетики в категорической форме исключили подозреваемого. Хотя все улики, все свидетельские показания указывали именно на него. Следствие потребовало повторения экспертизы. Она еще раз исключила этого человека. Вскоре истинный преступник был установлен. Наши коллеги не позволили свершиться несправедливости. Это очень важно для нас.

Правда о диване Пушкина
– Удивительно, что узнать, чем болел человек, можно определить через десятки лет. Как?
– Например, по волосу, как правило, мы можем определить не  только пол и группу крови его владельца, еще можно установить ряд заболеваний, мучивших хозяина. Кстати, именно по посмертной судебно-химической экспертизе волос Наполеона было установлено, что он умер отнюдь не от рака желудка, а был отправлен препаратами мышьяка. Если волосы сохранились с луковицами, возможно молекулярно-генетическое исследование.
Если проводится эксгумация тела с последующим полным исследованием или изучаются костные останки, обнаруженные, например, при обнаружении склепа, возможностей гораздо больше (обычно применяется комплекс антропологических, молекулярно-генетических, рентгенологических и иных методик).
Результаты экспертизы зависят от степени сохранности и количества биологических материалов.
– Мне известно ваше увлечение историей в ракурсе судебно-медицинской экспертизы. В ваших книгах развенчаны многие легенды. Например, что Петр I все-таки умер своей смертью...
– Да-да. Меншиков пусть спит спокойно, никакой он не отравитель. Протокол вскрытия государя утрачен, но сохранившиеся медицинские документы в комплексе с анализом мемуаров современников, в том числе врачей, позволяют сформировать причину смерти. Предполагается, что он умер от осложнений,  после не леченного хронического нефрита.
– Вы не раз возглавляли экспертные комиссии по давним событиям русской истории. Расскажите, пожалуйста, вкратце о них.
– В 2001 г. во время археологических работ в Антониево-Дымском монастыре Ленинградской области были обнаружены человеческие останки. Представители Санкт-Петербургской Епархии обратились к судебно-медицинским экспертам с просьбой выяснить, не принадлежат ли найденные мощи основателю монастыря еще в XIII веке, Преподобному Антонию Дымскому, соратнику Великого князя Александра Невского. Ответ экспертной комиссии, проделавшей многомесячную сложную работу, был положительным.
После этого, за истекшие годы, была выполнена серия экспертиз: исследование мемориальных вещей А.С. Пушкина, в т.ч. доказательство подлинности дивана, находящегося ныне в музее – квартире поэта, по обнаруженным следам крови; идентификация семейного захоронения рода Демидовых в храме Во имя Св. Александра Невского (Гатчинский район) и мн. др.).
– Вы постоянно имеете дело с людским горем. Вы не устали? Жалеете ли вы умершего человека, или восприятие притупилось?
– Сострадание – это обязательное качество судебного медика. Конечно, трудно все время находиться в центре отрицательной энергии, это бич нашей специальности. Большинство моих коллег – это достаточно сильные люди, психологически устойчивые, уравновешенные. И еще жизнелюбы. Потому что каждый день мы ощущаем, какой это драгоценный дар – жизнь. Если б вы знали, с какими нелепыми трагедиями мы часто имеем дело. Их могло не быть, будь люди умнее, добрее, терпимее друг к другу.

Подготовила Татьяна Зазорина
Наши партнеры:

 






  

 
   
Городская Страховая Медицинская Компания
 
 
    

  
  
  Настоящий ресурс может содержать материалы 16+