Разделы:

 

Комплекс информации о социальной защите, социальном страховании; системе социальных гарантий; пенсионном обеспечении; здравоохранении; трудовых отношениях; льготах и выплатах; социальной защите малоимущих слоев населения; общего и профессионального образования, государственной молодежной политики.


Лейкемия излечима!

До сих пор доподлинно не известно, какие причины и факторы заставляют генетические системы организма давать сбой и приводят к перерождению клеток в злокачественные. О проблемах детской онкогематологии мы беседуем сегодня с Бойченко Эльмирой Госмановной, д.м.н., главным внештатным детским гематологом Санкт-Петербурга, заведующей отделением онкогематологии СПб ГБУЗ «Детская городская больница №1».

– Почему возникает лейкемия в хрупком детском организме?
– Это очень сложный процесс, зарождающийся в результате  случайных мутаций в генетическом аппарате клетки, в результате которых клетка становится самовоспроизводимой. Данный процесс «накопления мутаций» может начинаться во внутриутробном периоде, приводя к развитию лейкемии в младенческом возрасте, а также на более поздних этапах развития ребенка.
Лейкемия – это клональное заболевание, при котором клетки, являющиеся субстратом болезни, являются потомками одной лейкемической стволовой клетки, которая приобрела такие способности к самоподдержанию и беспрерывному самовоспроизведению.
– За что дается это детям?
– Это тот вопрос, который часто задают родители, представляя себе данную болезнь как наказание для них самих и для их ребенка. Я думаю, что это ни за что не дается. Нет, это не наказание, а случайно возникающее заболевание, которое касается наследственного аппарата, но при этом не является наследственным. 
– Как понять, что у ребенка лейкемия?
– К сожалению, нет специфической клинической картины, характерной только для данного заболевания. Зачастую начальные проявления болезни «маскируются» под неспецифические проявления других, как правило, простудных заболеваний: недомогание, вялость, слабость, лихорадка, не реагирующая на антибактериальную терапию. Нередко беспокоят костные боли, приводящие к ограничению подвижности и нарушению походки. То, что настораживает в отношении нашего заболевания, – это изменения в анализах крови, увеличение размеров  печени,  селезенки и  лимфатических узлов.

Особые люди
– Врачи, которые борются с онкологическими патологиями у детей, вызывают чувство преклонения. Какими качествами должен, на Ваш взгляд, обладать онкогематолог?
– Главное качество, – это, пожалуй, любовь к своей профессии, любовь к детям. Потому что это движет тобою и дает возможность чувствовать ребенка и определять его состояние, определять те опасности, которые его подстерегают.
Одними из основных качеств онкогематолога являются  интуиция и способность  выхаживать ребенка. Ввести цитостатики – это не проблема. А вот вывести ребенка из осложнений, которые возникают после проведения цитостатической терапии, – вот это, пожалуй, уже талант.
Эти осложнения возникают всегда. Не бывает ни одного ребенка, который прошел бы курс химиотерапии без осложнений. Эти осложнения в англоязычной литературе называются «неизбежными». Даже у ребенка со стандартным риском лейкоза, химиотерапия которого менее интенсивна, всегда существует вероятность развития тяжелых осложнений, которые могут стоить ему жизни.
Вот почему я говорю, что этих детей надо очень чувствовать, заранее предвидеть, к чему может привести то или иное состояние, которое развивается у ребенка. Коварство ситуации заключается в том, что осложнения у наших пациентов, с одной стороны, могут протекать со стертой клинической картиной (дети находятся в состоянии подавленного иммунитета, которое возникает, как в силу самой болезни, так и в силу проведения цитостатической терапии) а, с другой стороны, эти состояния могут протекать молниеносно. Здесь и проявляется талант врача: вовремя понять, что происходит с пациентом, отметить те маленькие явления, которые сопровождают развитие патологических состояний, угрожающих жизни малыша. Кроме того, каждого врача должна отличать высокая интеллектуальность и любознательность, потому что овладеть профессией онкогематолога – значит познать очень многое, получить  знания из множества смежных дисциплин, которые помогают тебе ориентироваться в этой профессии.

50 лет назад и сегодня
– Гематологическая конференция, посвященная 50–летию детской гематологической службы в Санкт–Петербурге, состоялась в Детской городской больнице №1 сразу после заседания НОДГО – Национального Общества детских гематологов-онкологов, практически три дня спустя…
(Продолжение. Начало на стр.3)

– Юбилейная конференция – это попытка представить то, что достигнуто на сегодняшний день, результат того многотрудного пути, который пройден за эти годы детской онкогематологией. За сравнительно непродолжительный период времени – с начала 90–х годов ХХ века – в лечении детских онкологических заболеваний произошла революция. Сейчас ребенок может полностью излечиться от лейкемии.
– Раньше дети лечились беспрерывно в течение пяти лет: каждые полтора месяца ребенок получал курс химиотерапии, люмбальную пункцию и пункцию костного мозга. При таком лечении выживали от 5% до 19%  (по данным разных клиник).  На протяжении этих 5 лет у детей могли развиваться рецидивы заболевания, что требовало возобновления и усиления терапии.  Из каждых 6 недель жизни ребенок должен был около 2 недель находиться  в больнице, затем какое-то время жить дома при условии еженедельного посещения дневного стационара, а потом все начиналось сначала.
Когда я пришла на работу в отделение, у нас было ежедневно до 20 пункций. Ежедневно, без наркоза, без местной анестезии… ты заходил с утра и до тех пор, пока этот поток плачущих и волнующихся детей в коридоре не заканчивался… – вот так строился рабочий день.
Сейчас план терапии острого лейкоза рассчитан  на два года. Через два года лечение заканчивается, ребенок социально адаптируется,  становится полноценным членом общества. В первые полгода после окончания поддерживающей терапии мы рекомендуем родителям воздерживаться от направления ребенка в детские учреждения, поскольку в течение этого времени у детей восстанавливаются показатели иммунитета.
У нас на отделении лечатся дети в возрасте от 0 до 18 лет. Самой младшей пациентке было 2 дня. Таких детей мы лечим совместно с неонатологами. Эта девочка на начальном этапе лежала в отделении реанимации  для новорожденных. Потом, по мере стабилизации ее состояния, она была переведена в наше отделение, а в настоящее время девочка снята с поддерживающего лечения и ведет обычный образ жизни.
На сегодняшний день, благодаря накопленному опыту, созданию соответствующей инфраструктуры отделения, улучшению качества сопроводительной терапии и оптимизации программ химиотерапии, удалось добиться дальнейшего  повышения показателя выживаемости, который у подавляющего большинства пациентов превышает 85% – это значит, что в настоящее время 85% детей полностью выздоравливают от этого недуга.

Как это было
– Одним из поворотных моментов стала трагедия на Чернобыльской АЭС. Ольга Витальевна Алейникова – на тот момент времени заведующая онкогематологическим отделением в городе Минске, в интервью Первому каналу по поводу аварии на атомной станции указала на то, что у нас в стране  имеют место большие проблемы в лечении детей с лейкозами и результаты лечения  крайне неудовлетворительны. Она была первым российским врачом, прошедшим стажировку по детской онкогематологии за границей.  По возвращении О.В. Алейниковой  на базе ее  отделения стали  раз в полгода проводиться конференции, на которые приезжали иностранные специалисты и делились с российскими докторами опытом проведения интенсивной химиотерапии при детских онкогематологических заболеваниях. Это был настоящий «прорыв», глоток свежего воздуха, невероятный импульс к изменению сложившейся ситуации.
На сегодняшний день в Белоруссии О.В.Алейниковой создан Республиканский Центр Детской Онкологии и Гематологии, 25-летний юбилей которого мы будем отмечать в октябре 2017.
До этого времени в России не существовало программного подхода к терапии лейкозов. Были так называемые схемы лечения, которые, чередуясь, проводились раз в полтора месяца.

И. Котова

(Продолжение следует)

Задайте вопрос психологу


Для отправки сообщения психологу заполните форму


Ответы психолога

Наши партнеры:




 


  

 
   
Городская Страховая Медицинская Компания
 
  
 
 
    
 
 Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области
  
  
  Настоящий ресурс может содержать материалы 16+