Разделы:

 

Комплекс информации о социальной защите, социальном страховании; системе социальных гарантий; пенсионном обеспечении; здравоохранении; трудовых отношениях; льготах и выплатах; социальной защите малоимущих слоев населения; общего и профессионального образования, государственной молодежной политики.


Что делать, если вам поставили диагноз – «рак»

…Моей бабушке когда-то поставили этот страшный диагноз. Как мы поняли теперь, она была человеком очень мужественным: пережила войну, ранение своего мужа. Кроме того, она была много лет больна инсулинозависимым диабетом. Поэтому она долго успешно боролась и с онкологией. Но для нас всех объявление диагноза было большим испытанием. Как облегчить это трагическое событие для самого больного и его родственников? Об этом мы размышляем с медицинским (клиническим) психологом Светланой Александровной Прощенко, которая работает в городском клиническом онкологическом диспансере.


Желание помочь пациентам и их родным


- Светлана Александровна! Вы пришли работать в городской онкологический диспансер год назад. Почему вы решили заняться таким морально тяжелым делом?
- Сложно представить себе, что чувствует человек, услышавший диагноз: «рак». Но рекакция у пациентов бывает диаметрально противоположная. Многие считают это приговором и готовятся к худшему, отказываясь от борьбы и не веря в победу. А некоторые, наоборот, активно борятся, совершенно не хотят сдаваться и умирать.
Думаю, что практически у каждого в семье у родных и близких был этот диагноз.
Поэтому мне и захотелось помочь всем нам в борьбе со страшным недугом.
- И с чего же надо начинать?
- Если вы узнали об онкологическом диагнозе, соберите все свои душевные силы и постарайтесь не отчаивайться. Переживите скамое трудное время. Ощущение, что «почва уходит из-под ног» может держаться в течение недели, а то и месяца. Продолжительность и тяжесть этого периода будет зависеть от той эмоциональной поддержки, которую вы получаете от окружающих. В этот момент рекомендуется не ждать от себя слишком многого, нужны силы, чтобы это пережить. Вам необходимо помнить несколько моментов.
Во-первых, в этот период непременно обратитесь к кому-либо из окружающих – к домашним, друзьям, психологу – чтобы те поддержали вас своей любовью, своим пониманием, поддержкой в тяжёлые моменты перепадов настроения.
Во-вторых, не делайте серьёзных выводов относительно того, чем, в конце концов, кончится ваше заболевание. Пациенты, которые приходят к выводу, что в будущем их ждут страдания, склонны к тому, чтобы на эмоциональном уровне отказаться от борьбы, а это может способствовать ухудшению физического состояния. Потрясение и растерянность непременно пройдут, и когда это случится, вы уже более спокойно и взвешенно сможете оценивать происходящее и думать о будущем.
- Но многие скрывают свой диагноз, потому что не хотя расстраивать близких. Оттого, что не верят в возможность хотя бы ненадолго отсрочить трагический ее конец. И, наконец, боятся. что окружающие будут впрямую брезговать общением с тобой. Потому что наша медицинская безграмотность бесконечна, и некоторые люди считают, что рак заразен.
- -Да, согласна! Бывают разные семейные отношения и отношения между окружающими. Пациенты добровольным образом начинают социально изолироваться, опасаясь, что окружающие проявят жалость, а для них это прямое указание на ущербность, беспомощность, второсортность. В т оже самое, время, пациенты сообщают, что некоторые работодатели стремятся завершить трудовые отношения с раковым больным.
И здесь задача самого пациента, а также его близких - доказать, что больной человек может быть сильной и самодостаточной личностью, не хуже человека здорового.
Конечно, в этом может помочь не каждый близкий человек, но у всех и всегда остается возможность обратиться к психологу.
Обратите внимание на то, что раннее обращение за психологической помощью, существенно снижают риск возникновения выраженных эмоциональных реакций на заболевание раком, которые осложняют процесс выздоровления.
Обратитесь в кабинет доверия
- И куда надо обратиться такому онкологическому пациенту?
- На базе поликлинического отделения (2-ая Берёзовая аллея д.3/5) для пациентов создан кабинет психологического консультирования (№ 103), где оказывается психологическая помощь в виде индивидуального, семейного и группового консультирования, направленная на снижение сверхсильных и мучительных переживаний, разрушающие представление о безопасном существовании.
Индивидуальное консультирование поможет справиться с состоянием беспомощности и одиночества, которое обычно возникает после того, как человек узнаёт об онкологическом диагнозе. Во время консультирования появляется возможность отыскать в себе внутренние и внешние ресурсы для приобретения контроля над болезнью. Основная цель – помочь пациентам достичь равновесия со средой, стабилизировать эмоциональное состояние, принятие болезни и её последствий.
- Но ведь не меньше самого больного страдают и его родные. Как помочь им?
- В процессе работы с онкологическими пациентами я часто наблюдаю страдания в области сложных отношений с близкими людьми. Ситуация болезни может объединить домочадцев или напротив, обострить семейные отношения. Данное обстоятельство во многом зависит от особенностей взаимоотношений членов семьи до болезни, от тяжести онкологического диагноза и особенностей протекания болезни. Кроме того, родные могут переживать сходные с больным чувства, часто страдают от чувства вины и бессилия. Поэтому, основная цель семейной терапии – снижение общесемейного эмоционального напряжения, адаптация семьи к ситуации болезни онкологического пациента.
- Значит, в этот кабинет доверия больной может прийти со своими близкими людьми?
-. Совершенно верно! Скажу больше, это были бы идеальные адаптационные условия. Семья является главной и значимой опорой для пациента.
Необходимо помнить, что существуют другие способы формирования и укрепления ресурсов пациента. Например, групповые формы работы направленные на улучшение качества социальной жизни, приобретение жизненных навыков, которые хорошо снимают напряжение и страх, столь свойственные онкологическим больным. Стресс и напряжение, которые переживают многие из пациентов, частично объясняются их трудностями в выражении отрицательных эмоций, особенно таких, как гнев и обида.
Мы обучаем наших пациентов специальному методу освобождения от застарелых неприятных переживаний. Когда человек узнает, что он болен раком, у него часто возникает неуверенное отношение к жизни. Мы помогаем своим пациентам планировать свою жизнь на три, шесть и двенадцать месяцев вперед. Такое планирование часто помогает вскрыть проблемы, требующие немедленного разрешения.



Помочь прожить свой век достойно


- Светлана Александровна! На примере своей семьи знаю. что одному онкологическому больному надо помочь выжить и жить достойно. А другому. безнадежному больному нужна паллиативная психологическая поддержка.
- Вы совершенно правы! Беда наших пациентов еще и в том, что они мало верят в выздоровление. А ведь есть случаи, когда человек выписывается уже из хосписа и живет еще несколько лет!
- Да. я сама слышала, как одна пациентка весьма преклонного возраста три раза попадала в хоспис, а когда ее хотели госпитализировать в обычную больницу. в четвертый раз попросилась, в родной, как она выразилась, хоспис.
- Так что, даже госпитализация в хоспис – это еще не билет в один конец. И бывают случаи, когда человек продолжает жить годами вопреки прогнозам врачей и здравому смыслу. Вот что значит, воля к жизни!
- Но психологическая помощь нужна в особенности и тем, у кого уже нет надежды на выздоровление…
- И мы помогаем пациенту и родственниками в этом случае. Это очень сложная проблема – достойный уход из жизни. В этом тоже может помочь психолог.
- В Японии, это, например, целая философия. Очень поэтичная и мудрая. И нам надо этому поучиться.
- Это очень глубокая и еще малоизученная тема. Но надо делать хотя бы небольшие шаги на этом пути! Поэтому, на своих группах я обязательно касаюсь этой темы, так.как, процесс ухода из жизни не менее важен, чем качество жизни. Существовали традиции, при которых люди, достигшие определённого возраста, начинали готовиться к решающему этапу – приводили в порядок свои дела, налаживали отношения со значимыми людьми, больше времени уделяли благотворительным делам и т.д. Из практики вижу, что после того, как мы открыто поговорим о смерти, у пациентов значительно снижается тревога, улучшается настроение, появляется ориентир на жизнь. На мой взгляд, не существует страх смерти, речь идёт скорей всего, о страхе потерять жизнь. И осознавать, что жизнь прожита зря.
Но ведь так не бывает, кому-то твоя жизнь была нужна!
- Светлана Александровна! Мне приходится часто бывать в городском центре СПИДа. Так вот там в обязательном порядке пациенту перед обследованием дают заполнить анкету и ответить на несколько жизненно важных для него вопросов. Например, что человек знает о ВИЧ/СПИДе, сколько может жить пациент с ВИЧ, как лечатся больные с ВИЧ. Таким образом, человек идет на анализ крови на ВИЧ уже с определенными знаниями об этом заболевании. Он узнает, что с этим заболеванием можно жить годами и даже десятками лет. Что есть лекарства, которыми лечится эта болезнь и они выделяются бесплатно. Что женщина, если она будет принимать лекарственную терапию, может родить здорового ребенка.
После того, как пациент получает «положительный» результат анализа, с ним опять беседует психолог. И создается впечатление, что сотрудники Центра СПИДа идут рядом с больным, остаются вместе с ним всамые тяжелые минуты его жизни.
И пациенту поэтому легче и услышать свой диагноз, и бороться с болезнью.
Возможно, и в онкологическом диспансере тоже стоит устраивать такое анкетирование и беседу с психологом и онкологом, которые бы проводили разъяснительные беседы с новыми пациентами?
- Обязательно нужно! Чувство тревоги, которое мешает выздоровлению, во многом формируется из-за отсутствия информации. Более того, болезнь сама по себе является стрессовой ситуацией.
- Светлана Александровна! Женщины, которые узнают о диагнозе рака молочной железы, опасаются, что им удалят грудь, и это испортит их внешность. Их может бросить муж или любимый человек.Можно ли оказать помощь таким пациенткам?
- Да. такие опасения у наших пациенток имеются. И здесь им надо рассказать, о том, что операция может быть малотравматичной, и удаляться будет лишь небольшая часть молочной железы, которая практически не изменит ее фигуру. Но даже если операция будет и более радикальной, то женщине поможет специальное белье, которое, кстати, может выдаваться бесплатно. А можно будет сделать и пластическую операцию.
Кстати, наши пациентки, собираются вместе, справляют праздники, даже плавают в бассейне в симпатичных купальниках! Словом, чувствуют себя полноценными лисностями, красивыми и счастливыми. Они сохраняют семью или находят новых друзей и возлюбленных.
А в конце нашей беседы приведу отзывы женщин, которые занимались в группах у медицинского психолога Светланы Алексанровны Прощенко.
Оля:
«В течение 4,5 месяцев я участвовала в психокоррекционной тестовой группе. К этому времени я уже полгода как знала о своем диагнозе (выяснилось только во время операции), прошла курс химиотерапии. Шок ещё был, не хотелось верить, что это случилось именно со мной, хотя уже на второй день после операции я стала узнавать насчёт пластической операции, а первым вопросом после наркоза был – «Какая стадия?» Не эмоции, не плач - деловой подход к себе как к организму, который надо лечить, исправлять. Жизнь превратилась в большой степени похожей на жизнь робота, всё на автомате, через «надо». Поясню – я до этого 2 года болела другой, неслабой «болячкой» и тоже надо было сосредоточиться, чтобы победить.
В результате, я понимала,что жизнь стала какой-то неестественной, я, например, совсем разучилась плакать (я немного утрирую, но в целом это так). И тут я услышала о группе, которую набирала Светлана Александровна. Я никогда раньше не занималась в таких группах.
Вначале собрались 6-7 женщин,очень разных, но у каждой помимо диагноза были свои психологические проблемы, нерешаемые долгими годами. Женщины просто не могли сами найти выхода из своих проблем.
И началась работа. Постепенно мы открывались, обсуждали, думали, учились тому, как их решать, как сделать так, чтобы не доводить себя до их крайнего проявления, что могло спровоцировать рецидив.
Для меня темы все интересны, полезны – каждая открывала что-то новое, заставляла думать, видеть что-то с другой, с непривычной стороны.
Мне особенно помогли темы:
«Преимущества болезни» – до сих пор нахожу всё новые и новые. Кстати, одно из преимуществ болезни – встреча с психологом, со Светланой Александровной. (С.А. – не подлизываюсь, реально так)
«Застарелые обиды» – их я накопила предостаточно. Я стала постепенно смотреть на них по-другому – не стоит на них тратить силы, теперь у меня есть методика – что с ними делать.
«Чувства» – очень полезно для меня, пытаюсь теперь внедрить полученные знании и навыки.
В результате: рак «ушёл в сторону», жить хочется, и жить интересно. Я снова включила свои чувства. Появились новые подруги, в компании которых мне интересно, легко, мы понимаем друг друга, все очень благожелательны, готовы помочь.
Татьяна:
Я рассматривала все варианты, которые мне помогут в поиске пути излечения от болезни, чтобы не было в дальнейшем рецидива. Случайно увидела объявление о записи в группу. У меня как раз появлялось на время проведения курса химиотерапии (8 курсов) много свободного времени.
В группу я немного опоздала, и мне были предложены индивидуальные занятия, как раз помогающие при лечении химиотерапией. Но я, всё-таки, при возможности попросила записать меня в группу.
Что я получила от занятий в группе:
Я научилась слушать других людей, у меня был интерес к их непростым жизненным ситуациям. Я пыталась понять их поведение, у меня появлялось к ним сочувствие и желание как-то помочь им. С первых же занятий о причинах (которые они считают, привели их к заболеванию), я увидела схожесть этих причин, схожесть в чертах характера (сформировавшегося в детстве и неисправленного в течение жизни). После таких воспоминаний у рассказчика просматривалось то, что ему стало легче, появлялось какое-то осознание, что не так было (в этом случае и группе становилось легче). При рассказе психолог заостряла внимание на важных моментах и словах рассказчика, и это была информация к размышлению для всех. Единственное неудобство, что порой не хватало времени занятия (3 часа), чтобы всем высказаться на одном занятии, чтобы появилась сразу ощущение завершённости.
Я смогла рассказывать о себе то, что никогда бы раньше не рассказала в незнакомой аудитории. Я увидела, что это не так уж страшно (конечно, помогает определённая обстановка), и что меня слушают с интересом и тоже хотят мне помочь.
Хотя, по некоторым темам занятий, я всё-таки, иногда опять ощущала некоторое непонимание меня (я не смогла правильно донести свои чувства, не смогла сформировать правильно свои мысли).
После уже первых занятий я почувствовала, что мне стало легче общаться с окружающими незнакомыми людьми. Я стала замечать их и могла спокойно заговорить первая (чего раньше не было).
Что я увидела в работе психолога, полезного для меня:
- умение вызвать человека на откровенность и искренность;
- умение показать человеку своё отношение к нему (даже не самое приятное для него), но так, чтобы он не обиделся, а задумался над этим;
- из большого количества слов рассказчика о себе, сразу определять мотивы поведения и истинные чувства рассказчика, и сфокусировать на них внимание всех, давая информацию для размышления;
- умение остановить ненужную информацию;
- выражение своего чувства надо подтверждать действием.
Помог взгляд со стороны на других членов группы в выяснении черт характера и поведения, которые приводят к проблемам. Выявляю свои черты характера, которые мне могут приносить неприятности,и которые надо изменить. Правда, ещё не до конца решила этот вопрос для себя.
Понравилось начало каждого занятия с выслушивания каждого члена группы о том, что хорошего с ним произошло за последнюю неделю. Передаётся настроение человека, узнаёшь новости, что можно посмотреть, куда сходить, какие-то бытовые хитрости. Конечно, некоторые не удерживались рассказать и о своих проблемах, потому что уже ждали поддержки со стороны, чтобы сразу справиться с этими проблемами.
На последних групповых занятиях уже можно было наблюдать изменения в поведении, в настроении и облике у большинства участников группы. У кого - более заметные изменения, у кого – в меньшей мере, едва наметившиеся. На занятиях существует энергетика, которая заставляет всех приходить снова. Все хотят продолжать встречи и в будущем (хотя бы иногда).
Считаю, что занятия в группе с психологом для меня были полезными. Планирую осенью продолжить занятия в группе, но уже по другой тематике.

***

С БОЛЬШИМ УДОВОЛЬСТВИЕМ ХОЧЕТСЯ НАПИСАТЬ САМЫЕ ПРИЯТНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ О НАШЕЙ ГРУППЕ И ТАКОЙ КОЛОССАЛЬНО ПРОДЕЛАННОЙ РАБОТЕ!!! ОГРОМНОЕ ЛИЧНОЕ СПАСИБО СВЕТЛАНЕ АЛЕКСАНДРОВНЕ ЗА РАБОТУ С ТАКИМИ ПАЦИЕНТАМИ КАК МЫ!!! ХОЧЕТСЯ ЕЩЕ И ЕЩЕ ПРИХОДИТЬ НА ВАШИ ГРУППЫ!!!! МНЕ ЛИЧНО УЧАСТИЕ МНОГОЕ ДАЛО: А ИМЕННО, УМЕНИЕ ПРОЩАТЬ, БЫТЬ САМИМ СОБОЙ. Я НАХОДИЛАСЬ С ЛЮДЬМИ, КОТОРЫЕ ТОЖЕ ПЕРЕНЕСЛИ ПОДОБНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ. ВСЯ НАША ТЕМАТИКА БЫЛА СЛОЖНОЙ ВО МНОГИХ ВОПРОСАХ. ТЕМ НИ МЕНЕЕ МЫ РАЗБИРАЛИСЬ И ВСЕ ПРАКТИЧЕСКИ РЕШАЛИ, ГОВОРИЛИ О ТОМ, О ЧЕМ НИ С КЕМ ИЗ ДРУЗЕЙ НЕ ПОДЕЛИШЬСЯ, НАБИРАЛИСЬ ОПЫТА, ДЕЛИЛИСЬ СОКРОВЕННЫМ И УЧИЛИСЬ ДРУГ У ДРУГА !!! БОЛЬШОЕ СПАСИБО ВСЕМ УЧАСТНИКАМ !!! ДО СЛЕДУЮЩИХ ВСТРЕЧ!!!! С УВАЖЕНИЕМ ЛЮБОВЬ СОКОЛОВА.

***

Занятия с психологом Светланой Прощенко в ГОД Спб помогли мне справиться со стрессом, который длился на протяжении нескольких лет и, возможно, способствовал возникновению онкозаболевания. Конечно, у меня была предрасположенность ( эндометриоз давностью 30 лет). Нельзя сказать, что со мной не разговаривали психологи, друзья и другие люди. Но это были либо кратковременные беседы, либо непрофессиональные, не способствующие изменению моих взглядов на ситуацию. Я считаю, что именно длительный контакт с профессиональным психологом, способствовал моему выходу из длительной и «глупой» депрессии. Изменить своё мышление в такие преклонные годы - на это нужно время. Только после этого можно надеяться, что все будет хорошо. Пока все хорошо. Самая глубокая благодарность Светлане и всей группе, в которой я работала. Л. Е. Жарихина.

***

Занятия в психологической группе дали возможность общаться с женщинами, у которых были те же проблемы и возникали те же вопросы, на которые я искала ответы. В связи с болезнью у меня не было проблем в общении с друзьями, коллегами, родственниками, но обсуждать с ними ряд вопросов не хотелось. Во-первых, им это не нужно, во-вторых, им трудно понять. В течение нескольких месяцев мы были единомышленниками, которые поддерживали друг друга. Искреннее, откровенное обсуждение жизненных ситуаций у каждой из нас давало толчок к тому, чтобы я переосмыслила свою жизненную ситуацию и все то, что могло привести к болезни.
Совместные обсуждения - это пища для размышлений. Доброжелательная атмосфера позволяла женщинам раскрываться и признавать те или иные мотивы поведения, которые повлекли за собой болезнь. Особенно полезно было коснуться темы смерти и рецидивов. Мы стараемся об этом не думать, но страх все равно закрадывается и тихо где-то сидит, поэтому помощь нашего психолога Прощенко Светланы Александровны была крайне важна. Я абсолютно уверена, что психосоматический аспект в лечении рака является основополагающим. Жаль только, что у большинства больных нет возможности вовремя получить квалифицированную помощь.

***

А Татьяна Евгеньева написала даже целую поэму. Вот строчки из нее:
Мы теперь в 7 раз сильнее!
Ведь мы вместе: ты и я,
И психолог наш, Светлана,
Уже стали как Семья.
Будем снова собираться,
И расти, и развиваться.
Запись на приём к медицинскому психологу вы можете осуществить непосредственно в регистратуре поликлиники или по телефонам: 417-26-49 (кол-центр); 234-45-77 (регистратура).

 Подготовила О. Мезенцева

Задайте вопрос психологу


Для отправки сообщения психологу заполните форму


Ответы психолога

Наши партнеры:




 


  

 
   
Городская Страховая Медицинская Компания
 
  
 
 
    
 
 Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области
  
  
  Настоящий ресурс может содержать материалы 16+