Разделы:

 

Комплекс информации о социальной защите, социальном страховании; системе социальных гарантий; пенсионном обеспечении; здравоохранении; трудовых отношениях; льготах и выплатах; социальной защите малоимущих слоев населения; общего и профессионального образования, государственной молодежной политики.


В ТУПИКЕ ЗООЗАЩИТЫ

…неконструктивная полемика радикальных зоозащитников очевидно становится утомительной и безинтересной. кто не на словах, а на деле позаботится о братьях наших меньших?

Санкт-Петербург – это город, находящийся в авангарде общественной полемики касательно вопросов защиты животных. Тому есть минимум две очень весомые причины. Во-первых, город на протяжении многих лет сохраняет и поддерживает эпизоотическую безопасность. Более двадцати лет здесь не регистрировалось бешенство. По другим опасным и заразным болезням, общим для человека и животных, Северная Столица также благополучна. В Санкт-Петербурге сильная ветеринарная служба: оперативность, четкость и слаженность действий по ликвидации африканской чумы свиней в начале 2011 года, которые позволили снять карантин по этому опасному заболеванию всего за 1,5 месяца, яркое тому подтверждение. Такое воодушевляющее положение дел по эпизоотическому благополучию позволяет властям уделять больше внимания другим проблемам, касающихся взаимоотношений человека и животных.
Во-вторых, общественную озабоченность вопросами животных в городе можно объяснить и особым менталитетом петербуржцев, для которого характерны, как и переживания за культурные основы жизни общества, так и простое человеческое сострадание.
По этим и, возможно, другим причинам в Санкт-Петербурге уверенно формируется и развивается культура взаимоотношений человека и животных в городских условиях. Местные власти давно уже приняли Концепцию по отношению к безнадзорным животным, регулирующую их численность исключительно гуманными методами. В кругах городских петербургских законодателей и правоведов разрабатываются законы, регламентирующие правила выгула собак, назначаются штрафы за их нарушения. В городе существует несколько приютов, построенных и функционирующих по западному образцу. Некоторым приезжим и туристам из других регионов страны изредка удается наблюдать за тем, как выгуливающие своих собак граждане, убирают за ними продукты жизнедеятельности. Несмотря на то, что такое отношение все еще не является общепринятой нормой, его уже вряд ли можно записать в разряд исключений. Тот факт, что в Санкт-Петербурге культура взаимоотношений человека и животных развивается динамичнее, чем во многих других регионах страны, признают, кажется, даже самые скептически настроенные защитники наших меньших братьев.
Однако, несмотря на это, радикальные зоозащитники не позволяют утихнуть общественным спорам об отношении к животным ни на минуту и нагнетают социальную напряженность по этим сложным и болезненным вопросам при любом удобном случае. При этом, независимо от повода: будь то введение административной ответственности за нарушение правил выгула собак или противоэпизоотические мероприятия в очаге африканской чумы свиней, – дискуссии чаще всего заходят в тупик, т.к. претензии и недовольства оказываются абсурдными, а предлагаемые методы решения проблемы остаются либо размытыми, либо и вовсе несформулированными.
В чем причина, казалось бы, такой безвыходной ситуации – излишняя ли эмоциональность в решении столь сложных и неоднозначных проблем, либо же непонимание и нежелание понять механизмы объективных экономических и социально-политических процессов – предположить сложно. Но, скорее всего, и в том, и в другом. Как признают оппоненты радикальных зоозащитников, в решении таких вопросов, требующих всестороннего подхода, необходимо обладать горячим сердцем, наполненным любовью и состраданием, и холодной головой, способной здраво оценить ситуацию, спрогнозировать последствия и взвесить все плюсы и минусы каждого действия. Возможно, последнего зоозащитникам как раз и не хватает.
Начало 2011 года ознаменовалось небывалым всплеском активности зоозащитных организаций. Дошло до того, что активисты вышли на улицы, где провели несколько мероприятий по привлечению внимания к проблеме безнадзорных животных широких общественных масс. Акции были, как санкционированными, так и неразрешенными администрацией города. Впрочем, несанкционированные акции, несмотря на досаду их организаторов, жёстко городская власть пресекать так же не стала. Наведение порядка было максимально деликатным. Поводом для публичной демонстрации энергичной эмпатии радикальных зоозащитников послужили противоэпизоотические мероприятия, проводимые властями, необходимые для скорейшей ликвидации и локализации африканской чумы свиней. Очаг ликвидировали, карантин сняли, но общественники предпочли остаться на гребне волны социальной полемики и развернули крупномасштабные информационные кампании в Интернете, провели ряд мероприятий для прессы.
В середине февраля один за другим прошли два круглых стола, прямо касающихся судьбы домашних и безнадзорных животных. Первый состоялся 15 февраля в ИА "Росбалт" и на нем поднимался вопрос о законопроекте «Об ответственном обращении с животными». Его инициатор – президент благотворительного фонда «Друг» Андрей Волков – планировал сосредоточить внимание прессы на ошибках и пробелах документа. Однако интерес к дискуссии у активиста вызвать не получилось: Андрей Волков, вместо озвучивания конкретных предложений по внесению изменений в законопроект, занимался исключительно комментированием всех, с его точки зрения, слабых сторон документа, критикой властей, своих коллег и пересчетом бюджетных денег, выделяемых Правительством города на те или иные нужды. Конструктивных решений, кроме жалоб, ни журналисты, ни другие гости в тот день не услышали, а призванный поддержать Волкова юрист одной из оппозиционных парламентских партий предпочёл отмежеваться от его критики законопроекта, справедливо заметив, что критика и критиканство – это явления разного порядка.
С другой стороны к проблеме отношений человека и животных в современных условиях пытались подойти организаторы круглого стола состоявшегося 21 февраля в пресс-клубе «Зеленая лампа». Основной тезис дискуссии сводился к тому, что сегодня нам необходима кардинальная переоценка проблемы.
В частности, приглашенные к обсуждению ученые биологи, зоологи и ветеринарные врачи акцентировали внимание собравшихся на неизученности проблемы, на необходимости серьезных научных исследований, которые должны расставить все точки над «i» в вопросах, каким образом регулировать численность безнадзорных животных в современных условиях.
Очевидно, что такой подход можно и необходимо считать конструктивным и перспективным. Однако активисты радикальных зоозащитных движений снова начали считать бюджетные деньги, выделяемые на ветеринарию и другие отрасли, как выяснилось, слабо представляя себе основы отечественного бюджетного законодательства, механизмы обеспечения эпизоотического благополучия и безопасности продовольствия. Не отказавшие поддержать мероприятие депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга от двух оппозиционных партий (год-то предвыборный!), увы, открестились от того, что в их силах утвердить бюджетное финансирование каких бы то ни было научных исследований, касающихся безнадзорных животных. Координатор «Объединенного общественного зоозащитного движения» А. Новоселова также не дала четкого ответа, смогут ли фонды и некоммерческие организации аккумулировать средства, необходимые для научных исследований. Обсуждение снова зашло в тупик.
За все время активности радикальных зоозащитников формат их работы, к сожалению, не изменился. В значительном большинстве, и за редким исключением, радикальные зоозащитники, регулярно пересчитывая деньги, своей деятельностью скорее напоминают наивных, прекраснодушных, но бесплодных мечтателей. Однако, в с их наивном прекраснодушии таится и откровенный общественный вред. Быть добренькими за счёт городского бюджета – явный признак политэкономической инфантильности. В странах, где на деле гуманно относятся к животным, обустройством приютов и пристраиванием животных в семьи занимаются общественные благотворительные организации. Их первоочередная, главная задача – аккумулировать добровольные пожертвования граждан на спасение, содержание и лечение безнадзорных животных. Создание эффективных общественных фондов помощи и защиты животных, а не пустые хлопоты по поводу попыток перераспределения и без того не тучного бюджета, спланированного и утверждённого не без участия тех же народных избранников в целях обеспечения повседневной безопасности деятельности человека, благополучия продукции животного происхождения в ветеринарном отношении, профилактики и лечения как болезней животных, так и болезней общих для человека и животных, - вот задача.
Видимо, аккумулировать у радикальных зоозащитников как раз и не получается. Люди не доверяют им трансакцию своего доброго отношения к животным. Поэтому радикальные, но не вызывающие доверия зоозащитники рвутся перераспределять.
Эффективные, ответственные фонды и общественные организации конструктивных зоозащитников в Петербурге есть. Добрые люди жалеющие несчастных обездоленных животных – тоже есть. Задача зоозащитников – аккумулировать энергию доброго отношения к животным, в том числе и финансовую, для проведения городской общественной политики профилактики и пресечения жестокого обращения с животными. Сильнее любой 245 ст. УК РФ может стать общественный обычай, традиция. Традиция доброго и ответственного отношения к животным. Традиция решительного общественного неприятия жестокого обращения с животными.
Новым петербургским радикальным зоозащитникам сегодня следовало бы превратиться в конструктивную, компетентную, финансово-независимую общественную силу, которой доверяют. Однако, к сожалению, главная задача любого благотворительного фонда по аккумуляции ресурсов решается зоорадикалами без деятельной смекалки и созидательного энтузиазма.

Евгений Иноземцев

Вернуться к заголовкам статей

Задайте вопрос психологу


Для отправки сообщения психологу заполните форму


Ответы психолога

Наши партнеры:




 


  

 
   
Городская Страховая Медицинская Компания
 
  
 
 
    
 
 Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области
  
  
  Настоящий ресурс может содержать материалы 16+